Заноза

13 620 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Федосеев
    Бегать в поисках лучшей жизни из страны в страну способны Армяне, цыгане и евреи. У них нет чувства Родины..."Мы возвращаемся ...
  • Александр Симаков
    В 2009 году сбербанк уже проводил ребрендинг, со сменой логотипа и переоформлением всех отделений. Тогда это обошлос...Обо всём понемног...
  • Вальтер Юпитер
    Эпидемия закончится и они снова рванут за бугор. Натура у них такая. Везде хорошо, где нас нет."Мы возвращаемся ...

Почему Пекину понравился саммит НАТО

Почему Пекину понравился саммит НАТО

 

Вашу страну впервые в истории назвали "вызовом" для НАТО, военного альянса, объединяющего 29 стран Запада, включая США: как реагировать? Китай — а это он оказался "вызовом", — во-первых, сделал очень длинную паузу по части реакции. Во-вторых, затем последовала дипломатическая улыбка от уха до уха: новости-то хорошие. Их смысл в том, что члены НАТО разошлись во мнении насчет Китая.

Дословно так: принятое на прошлой неделе лондонское коммюнике НАТО гласит, что "рост влияния и внешняя политика Китая представляют собой и возможности, и вызов, на которые нам надо ответить вместе как альянсу". И — так же дословно — реакция на это представителя китайского МИД (уровнем выше — молчание): несмотря на усилия США, некоторые члены НАТО не стали цеплять на Китай ярлык противника.

И вот с большим запозданием (разбирались в ситуации) последовал, наконец, комментарий в "Жэньминь жибао". Оказывается, накануне саммита шла активная обработка союзников по НАТО: госсекретарь Майкл Помпео сообщил им, что Китай "представляет громадную угрозу" для альянса. А Кайл Хатчисон, постоянный представитель США при НАТО, рассказывал, что Китай сегодня — это, опять же, угроза, и этой стране пора "уважать глобальные правила".

Результат — смотри выше. Вообще-то более всего известны не краткие письменные "китайские" строчки насчет "возможности и вызова", а комментарий генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга: Китай "подходит ближе" к тому, чтобы изменить глобальный баланс сил, но альянс "не хочет создавать себе новых противников" и втягиваться в проблемы Южно-Китайского моря. Президент Франции Эммануэль Макрон тоже высказался: "Китай не должен быть объектом нашей коллективной обороны <…> в чисто военном смысле".

Это, конечно, событие. И не только для Китая. Потому что если члены НАТО имеют весьма разные точки зрения о том, кто противник их военного союза — то есть против кого этот союз дружит, — то у НАТО большие проблемы. Нам это видно применительно к России, но есть ведь и иные, не менее важные, линии разлома в западном альянсе.

Здесь надо посмотреть на то, как в китайской экспертной среде оценивают не просто нюансы в тех или иных натовских заявлениях, а суть происходящего в мире в целом.

Вот эпизод, который в китайских СМИ очень даже заметили: на днях было выступление по телевидению министра экономики Германии Петера Альтмайера, который объяснял, почему его правительство не стало запрещать использования китайских технологий 5G — а таковыми отличается, в мировом масштабе, корпорация Huawei. США, как известно, давят на союзников идеей того, что китайцы, если пустить их с новейшими технологиями на Запад, будут все слышать и все видеть, за всеми следить.

Но мы же не устроили бойкот американским технологиям после того, как выяснилось, что США прослушивали телефон германского канцлера Ангелы Меркель, сказал Альтмайер.

Эффектный аргумент — и вот как отозвалась на него американская дипломатия в лице посла в Берлине Ричарда Гренелла: сравнивать США и Китай — то есть, добавим, гипотетическую слежку Китая с реальным подслушиванием США — это "оскорбление тысяч американских военных, которые помогают обеспечить безопасность Германии, и миллионов американцев, приверженных сильному западному альянсу". Почему оскорбление? Потому что "нет морального эквивалента между Китаем и США".

Пекинские политологи на это говорят, что сама модель существования НАТО — и Запада — начиная с 90-х годов строилась по тройственной формуле "сотрудничество в обороне, подкрепленное экономической взаимозависимостью и общими ценностями", которые вдобавок должны были стать ценностями "универсальными". Они же — "моральный эквивалент". Вот эта формула сейчас и трещит по швам, как только начинает применяться к отношениям сначала с Россией, а теперь уже и с Китаем.

Дело в том, что в этой схеме крайними оказались США: любое сотрудничество этих двух, да и многих прочих, держав с Европой оттесняет как с европейских, так и с мировых рынков именно американцев — притом что военные расходы их в этом альянсе все растут. Военное доминирование США имеет смысл, только если оно ведет еще и к доминированию экономическому (над союзниками прежде всего — они, например, не должны покупать у России ни газ, ни С-400). А соединяется эта конструкция сомнительными моральными скрепами.

Но все еще сложнее, подмечают китайские политологи. Когда-то можно было говорить о США как едином целом. А сейчас там наблюдаются как минимум две внешних политики в отношении Китая — и мира вообще.

Обе эти концепции — антикитайские, но есть разница между радикальными республиканцами типа Марко Рубио или Теда Круза, авторов множества антикитайских законопроектов, и демократами. Демократы противостоят всему, что делает Трамп, — в том числе торговым войнам с Китаем, Индией, Японией, Бразилией и Аргентиной, не говоря о России.

И о какой нормальной внешней политике можно говорить в такой ситуации? И как тогда европейские державы покрупнее — особенно Германия и Франция — должны подписываться под стратегическими идеями США (насчет китайского вызова и всего прочего), если они видят, что в самой Америке есть минимум два взгляда на происходящее в мире?

Ну, и не забудем о классической пекинской реакции на происходящее, которую предлагают эксперты (а на самом деле и исполнительная ветвь власти). Надо не поддаваться на провокации — в виде санкций, тарифов и прочего — и реагировать на таковые не больше, чем это абсолютно необходимо. И улыбаться, обязательно улыбаться.

 

Дмитрий Косырев

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх