Заноза

13 617 подписчиков

Свежие комментарии

  • Мария Беликова
    У Путина с головой всё в порядке, поэтому и не стал освобождать кастрюль.Дмитрий Стешин: П...
  • Алексей Сафронов
    Да, Юрий, и на самом деле точнее про "здравый смысл пурги", сказать невозможно!Юрий Селиванов: З...
  • Леонид
    "Если до сорока лет комната не наполняется детскими голосами, она наполняется кошмарами." (С) Не мое, но очень верно.Алексей Куракин: ...

Ельцин трижды имел шанс войти в историю как собиратель русских земель, но трижды сдавал Крым ради президентских амбиций

Три упущенных шанса России вернуть Крым в начале 1990-х

Ельцин трижды имел шанс войти в историю как собиратель русских земель, но трижды сдавал Крым ради президентских амбиций

В канун 28-й годовщины Беловежских соглашений, подведших черту под существованием Советского Союза, бывший первый соратник Бориса Ельцина и глава Администрации президента России в 1993-1996 годах Сергей Филатов сделал интересное и заслуживающее особого внимания заявление.

По его словам, в 1991 году местные власти Крыма, Донецка и Луганска обращались в Кремль с просьбой о включении в состав России.

«Конечно, это исконно наши земли были, просто их отдали Киеву. Они понимали, что находятся в неравных условиях с украинцами, на Украине очень сильно развивался национализм…», — приводит слова Филатова газета «Взгляд».

Однако у команды Бориса Ельцина на жителей Донбасса и Крыма просто «не было времени», утверждает бывший соратник первого президента России. Обосновал он это тем, что «думали, как бы России выжить вообще».

В то же время бывший госсекретарь РФ Геннадий Бурбулис опроверг заявление Филатова. По словам Бурбулиса, его удивили слова давнего соратника, и «в такой категоричной и предметной форме не было постановки этого вопроса».

Год 1991: Размен Крыма на Кремль

Между тем, комментируя высказывание Филатова, российский сенатор Алексей Пушков напомнил, что президент Украины Леонид Кравчук готов был отдать России Крым в обмен на признание независимости Украины.

Однако Ельцину было плевать на крымчан, его беспокоило другое – как можно скорее распустить СССР и выгнать Горбачёва из Кремля.

А вот как вспоминал о «размене Крыма на Кремль» пресс-секретарь Горбачёва Андрей Грачёв. По его словам, Ельцин в конце ноября 1991 года вступил в сговор с Кравчуком, чтобы торпедировать ново-огарёвский процесс по подписанию нового союзного договора и как можно скорее выдернуть кресло из-под Горбачёва. Ельцин немедленно признал результаты прошедшего 1 декабря 1991 года референдума о независимости Украины и избрание Кравчука президентом (подробнее о том, как проходил сам референдум, мы расскажем в следующем материале), а соответственно и существующие границы Украины, полностью идентичные границам УССР. А Кравчук помог Ельцину реализовать его властные амбиции и как можно скорее распустить Советский Союз, оставив не у дел Горбачёва.

«Именно тогда, не полагаясь больше на заочное взаимопонимание, установили между собой прямой контакт неофициальные штабы российского и украинского президентов. Кравчуку дали понять: сразу после его победы на референдуме Россия поддержит его толкование результатов как вотум на выход из Союза и в свою очередь воспользуется украинской позицией, чтобы окончательно заблокировать ново-огарёвские договорённости.

Фантастический куш в результате такой сделки срывал будущий украинский президент, получавший от России «зелёный свет» на немедленное государственное закрепление своей независимости в тех границах Украины, о котором не мечтали самые горячие головы в националистическом движении «Рух». Поскольку же для российского руководства главной ставкой в этой партии была голова (и кремлёвский кабинет) союзного президента – никакая цена на этом аукционе не могла показаться ему слишком высокой. В результате сделка «Крым на Кремль»… состоялась», — вспоминает Грачёв.

Год 1993: Крым как «яблоко раздора» между Ельциным и Верховным Советом

Однако и в новых политических реалиях Крым и Севастополь продолжили борьбу за право на политическую субъектность и воссоединение с Россией. Напомним, что отправной точкой послужил принятый в конце 1989 года Верховным Советом УССР языковой закон, установивший статус украинского языка как единственного государственного на территории всей тогда ещё Украинской советской социалистической республики, что вызвало справедливое негодование русскоязычного населения.

В ноябре 1990 года руководство Крымской области добилось на проведение референдума о восстановлении статуса автономии. На состоявшемся 20 января 1991 года голосовании более 93% крымчан проголосовали за восстановление Крымской АССР. 4 сентября 1991 года, спустя неделю после того, как Украина объявила о своей независимости, Верховный совет Крымской АССР принял Декларацию о государственном суверенитете Крыма, а 6 мая 1992 года – Конституцию Республики Крым. В 1993 году в Республике Крым было введено президентское правление, а первым и единственным президентом стал Юрий Мешков – убеждённый сторонник воссоединения Крыма с Россией.

Разумеется, подобного рода инициативы в «самостийной» Украине воспринимались не иначе, как проявление сепаратизма. Однако на тот момент в распоряжении киевского руководства ещё не было достаточных сил. Попытку запугать крымчан предприняли в марте 1992 года поднявшие голову националисты из УНА-УНСО (запрещённая в России организация), отправившие в Севастополь так называемый «поезд дружбы» и промаршировавшие по улицам города. Угроза кровопролития была более чем реальна. Тем более, что идейные наследники бандеровцев отправлялись на полуостров с конкретными лозунгами, содержание которых выразил один из главарей УНА-УНСО Дмитрий Корчинский – сделать полуостров «украинским или безлюдным». Лишь присутствие в городе основных сил Черноморского флота, которым в тот момент командовал контр-адмирал Игорь Касатонов, наотрез отказавшийся подчиняться Киеву, охладило пыл украинских радикалов и заставило их, в конечном итоге, убраться восвояси. Однако сделанный ими сигнал был вполне понятен и населению, и властям Крыма.

Между тем, в Москве ельцинское руководство попросту проигнорировало стремление жителей Крыма отмежеваться от бандеровской Украины. Лишь группа народных депутатов Российской Федерации в течение 1992-1993 годов инициировала рассмотрение вопросов о правовом статусе Крыма и Севастополя. Так появились на свет Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 21 мая 1992 года «О правовой оценке решений высших органов государственной власти РСФСР по изменению статуса Крыма, принятых в 1954 году» и Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 9 июля 1993 года «О статусе города Севастополя», подписанные председателем российского парламента Русланом Хасбулатовым, который на тот момент уже стал жёстким противником Ельцина. В последнем случае был сделан акцент на том, что ещё до передачи Крыма в состав УССР Севастополь был выделен в отдельную административно-хозяйственную единицу. А, соответственно, не имел отношения к Крымской области и был передан в состав Украины незаконно. Депутаты также постановили внести в действовавшую на тот момент Конституцию РСФСР 1978 года положение о закреплении федерального статуса Севастополя.

Это решение российского законодательного органа вызвало в Киеве настоящую истерику. Верховная рада в ответ обвинила Россию в «агрессии» (как мы можем убедиться, за двадцать с лишним лет в методичках и мозгах «свидомых» украинцев ничего принципиально не поменялось) и попытке «имперско-шовинистических сил восстановить Советский Союз». Националисты пикетировали российское посольство в Киеве, а посол США на Украине Роман Попадюк (выходец из семьи укрывшихся за океаном после Второй мировой войны бандеровцев) сделал громкое заявление о том, что «Севастополь – неотъемлемая часть Украины».

Стоит ли говорить о том, что лучший друг американских президентов Буша и Клинтона по имени Борис, периодически выводимый своим окружением из состояния алкогольного анабиоза, не только не поддержал попытку восстановить историческую справедливость в Крыму, но и в пику народным депутатам решительно осудил постановление Верхового Совета. Хотя, как свидетельствует Сергей Бабурин, являвшийся в 1993 году депутатом Верховного Совета России, ещё неделей ранее на митинге в Липецке Ельцин сам говорил о российском статусе Севастополя. Теперь же по указанию из Кремля представитель России в Совбезе ООН не стал накладывать вето на резолюцию с осуждением «территориальных претензий» российского парламента на Севастополь, которую протащила Украина.

Добавим, что на тот момент противостояние между Ельциным и народными депутатами стремительно набирало обороты, и, по словам Бабурина, вопрос Севастополя оказался крайним в разгоравшемся конфликте между законодательной и исполнительной властью России. Не пройдёт и трёх месяцев как законно избранный российский парламент будет расстрелян узурпировавшим власть Ельциным из танков при полном одобрении и поддержке главных мировых «поборников демократии» — американцев. А в разработанной под пристальным взором американских советников и принятой 12 декабря 1993 года новой российской Конституции о Севастополе и Крыме не будет ни слова.

Год 1995: Крым в обмен на «дружбу» с Украиной

Пришедший к власти на Украине в 1994 году под лозунгами дружбы с Россией и защиты русского языка бывший «красный директор» Леонид Кучма первым делом жёстко пресечёт попытки крымчан обрести суверенитет и право на воссоединение с Россией. 17 марта 1995 года стало по-настоящему чёрным днём для Крыма. В тот день Киев упразднил Конституцию Крыма, пост президента и Республику Крым как таковую. А прибывшие из украинской столицы в Симферополь ОМОНовцы разоружили охрану президента Юрия Мешкова, отключили связь, заблокировали правительственный транспорт и установили контроль над телецентром, не позволив Мешкову и депутатам Верховного Совета Крыма даже передать обращение к населению.

Добавим, что лишь спустя ровно 19 лет крымчанам удалость восстановить историческую справедливость. 17 марта 2014 года была воссоздана полностью независимая от Украины Республика Крым, руководство которой, в соответствии с волей жителей полуострова, выраженной на общекрымском референдуме 16 марта, уже на следующий день подписало историческое соглашение о воссоединении Крыма с Россией.

А тогда, в 1995-м, в Крыму, по факту произошёл государственный переворот, на который официальная Москва никак не отреагировала. И снова далеко не последнюю роль сыграли личные амбиции Бориса Николаевича и его приближённых. Не секрет, что тогдашние обитатели Кремля испытывали серьёзную личную неприязнь по отношению к Юрию Мешкову, который состоял в дружеских отношениях с противниками Ельцина – бывшим вице-президентом Александром Руцким и экс-председателем Верховного Совета России Русланом Хасбулатовым.

Кроме того, увязшая в Чечне Москва стремилась как можно скорее подписать договор с Украиной (большой договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве в итоге был подписан только 31 мая 1997 года, вступил в силу после ратификации парламентами обеих стран 1 апреля 1999 года, а спустя ровно двадцать лет, 1 апреля 2019 года, прекратил своё действие по инициативе Киева – прим. автора), и сдача Крыма была своего рода «авансом». Во всяком случае, именно такую точку зрения высказал депутат Государственной думы I созыва Владимир Исаков на страницах оппозиционной ельцинскому режиму газеты «Советская Россия» (номер от 21 марта 1995 года).

«Именно ельцинское руководство, и это надо подчеркнуть, абсолютно не было заинтересовано в тех, кто к России тяготел. Вспомним, в каком подвешенном состоянии находились Абхазия и Южная Осетия. Вспомним, как был сдан Крым, который катастрофически зависел от материка, и Киеву было достаточно нажать на пульте кнопку управления энергосистемами, чтобы показать, кто хозяин. Это всё было, и мы от этого никуда не денемся», — заявил в беседе с корреспондентом News Front донецкий историк и политолог, эксперт Изборского клуба Новороссии Александр Дмитриевский.

По его словам, на исходе существования СССР именно российское руководство инициировало разрыв в том числе экономических связей с другими советскими республиками, в том числе и с теми регионами, которые тяготели к России.

«Я сейчас работаю над диссертацией, и именно в архивных документах Донецкого обкома партии 1989-1990 гг. постоянно попадаются моменты, где откровенно пишется, что Россия запретила вывоз со своей территории такого-то сырья. Экономические связи у того же Донбасса в общем-то в основном были завязаны на Россию, и получается, Россия обрывала экономические связи тем, кто на неё всегда ориентировался», — подчеркнул Дмитриевский.

Более подробно о том, как Донбасс боролся за своё самоопределение и право быть с Россией задолго до Русской весны 2014 года, и почему эта борьба не увенчалась успехом, мы поговорим в нашей следующей публикации.

Так что, продолжение следует…

Дмитрий Павленко, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх