Русские Курилы: «недосмотренный сон» Абэ

Писали ли Лавров и Шойгу записку Путину по Курилам?

Влиятельный японский журнал «Форсайт» опубликовал статью, в которой анализируются причины ослабления интереса российского руководства к нахождению компромисса с японским правительством по так называемому «территориальному вопросу» и подписанию мирного договора на основе «решения» этого вопроса.

Характеризуя изменение позиции премьер-министра Японии Синдзо Абэ в отношении требований к российскому руководству, в статье говорится, что в администрации премьера посчитали, что в случае выдвижения претензий не на четыре, а на два курильских острова «Россия пойдет навстречу».

Однако Москва с началом текущего года ужесточила свою позицию. Причины этого, по версии журнала, следующие.

Во-первых, в условиях начавшейся американо-китайской торговой войны произошло дальнейшее сближение Китая с Россией. Считая, что торговые трения с США вступают в длительный период, Китай, готовясь к продолжительному противоборству, привлекает на свою сторону Россию, формируя «структуру китайско-российского противостояния Америке».

В этой ситуации для российской дипломатии важность Японии, усиливающей союзнические отношения с США, понизилась. При этом приводится сделанное в январе сего года во время лекции в Вашингтоне высказывание специального помощника председателя правящей Либерально-демократической партии Японии Синдзо Абэ по дипломатическим вопросам Каваи Кацуюки, выразившего «надежду на поддержку со стороны США в вопросе мирного договора для сдерживания Китая», и реакция на это высказывание российской стороны.

Напомним резкую отповедь министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова этому деятелю:

«Что касается высказываний помощника или советника председателя Либерально-демократической партии Японии, каковым является премьер-министр Абэ, о том, что США должны быть заинтересованы в заключении договора между Россией и Японией, поскольку это будет, как он выразился, укреплять блок по сдерживанию Китая, это возмутительное высказывание. Мы сегодня об этом со всей откровенностью сказали», — заявил Лавров по итогам российско-японских переговоров по вопросу мирного договора.

 «Наши японские коллеги обратили внимание на то, что этот джентльмен не является представителем исполнительной власти, является помощником председателя Либерально-демократической партии. Это, наверное, и так. Беда только в том, что председателем Либерально-демократической партии является премьер-министр Синдзо Абэ. Мы сделали очень серьезное предупреждение сегодня о неприемлемости такого рода высказываний», — добавил министр.

Принимая во внимание слова Лаврова, в статье делается вывод, что «в условиях нового развития американо-китайско-российских отношений надежды на японо-российскую нормализацию и разрешение территориального вопроса были похоронены».

Во-вторых, в статье обращается внимание на то, что в России существуют обладающие реальным влиянием структуры, выступающие против возвращения территорий. Ссылаясь на существующую информацию о том, что «министр иностранных дел Лавров и министр обороны Шойгу направили президенту Путину совместную записку, в которой вносится предложение не возвращать (Японии) ни одного острова», автор статьи называет выступающие в России против «возвращения» силы — армию, МИД, власти Сахалинской области, рыболовные и другие круги.

При этом в статье напоминается, что сам Путин в 2001 году заявлял премьер-министру Японии Мори Ёсиро следующее: «Если речь пойдет только о двух островах, в случае моего переизбрания я приложу все силы для передачи (этих островов)». Однако, по мнению автора статьи, ныне «президент теряет руководящие позиции в вопросе убеждения своего окружения (по поводу Курил — А. К.)».

Более того, в 2005 году президент и сам сделал заявление о том, что «владение Россией четырьмя островами — это результат Второй мировой войны», то есть «отношение к территории изменилось вместе с изменением характера власти». И делается вывод: «Желающие продления власти Путина многие влиятельные лица из его окружения выступают против возвращения островов».

В-третьих, в статье обращается внимание на «падение рейтинга поддержки президента Путина из-за пенсионной реформы и тяжелого экономического положения» и стремление избежать столь непопулярного политического решения как уступка территории.

Приводятся результаты социологических исследований, согласно которым около 80% всего населения и 96% жителей островов протестуют против сдачи территории. И сам президент в марте сего года в качестве причины, по которой не может вернуть острова, указал на «протесты местного населения». 

В-четвертых, в статье указывается, что «в обстановке, когда не была сдана ни одна территория, полученная Россией (СССР) во Второй мировой войне, передача даже двух островов (Малой Курильской гряды — А. К.) станет первой за послевоенный период такой уступкой, что также должно оказывать на Путина давление».

В-пятых, статья предупреждает, что отход Абэ от требования четырех островов и согласие вести переговоры о передаче для начала Шикотана и Хабомаи, может спровоцировать российскую сторону на ужесточение позиции, ибо, по мнению автора статьи, «российская дипломатия склонна использовать проявление слабости партнера и переходить, ощутив такую слабость, к еще более жесткой позиции».

Упоминается в статье и то, что в занятой Абэ позиции согласия с формулами «два острова плюс альфа» и «первоначального возвращения двух островов» просматривается влияние бывшего парламентария Судзуки Мунэо, отсидевшего в тюрьме по приговору суда за взяточничество. Этот деятель за последние три года 40 раз беседовал с Абэ, став его «наставником по территориальной проблеме».

В заключение статьи отмечается, что характер власти в России с начала 2000-х годов изменился. И Путин, начинавший как реформатор-прагматик, в результате украинского кризиса, экономических санкций Запада, вооруженного вмешательства в Сирию переродился в «идеолога консерватизма». 

«В условиях обострения противостояния России с США и Европой, проведения всецело прокитайской дипломатии, а также при относительном снижении государственной мощи Японии для Москвы теряется первостепенное значение разрешения проблемы северных территорий.

Даже если переговоры будут продолжены, нельзя ожидать их продвижения вперед, и для премьера Абэ разрешение проблемы северных территорий, по всей видимости, станет «недосмотренным сном», — пессимистически предсказывает японский журнал «Форсайт». 

Анатолий Кошкин

Источник ➝

Разговор Путина и Трампа: Россия одерживает верх в «нефтяной войне»

Телефонный разговор между президентами России и Соединенных Штатов, состоявшийся накануне и посвященный, как указывают официальные сообщения о нем, в первую очередь, «стабилизации ситуации на мировых энергетических рынках», вполне может стать первым реальным шагом к прекращению губительной для экономик обеих стран «нефтяной войны», заканчивать которую, грубо говоря, нужно было еще вчера.

Тем не менее, в этом противостоянии, как и в любом другом, не может не быть победителей и проигравших. Что ж, давайте попробуем разобраться в том, какую из сторон по состоянию на нынешний момент можно считать одерживающей верх и почему.



«Они сошли с ума!» А вы?

Прежде всего, определимся с точным перечнем участников конфликта, из-за которого, по мнению большинства аналитиков, «черное золото» сегодня превратилось в «черный хлам», во всяком случае – исходя из цен на него, выставляемых на мировых биржах. Сводить все дело к столкновению позиций ОПЕК (в первую очередь – полностью определяющей политику этой организации Саудовской Аравии) и России, как это пытаются делать сегодня некоторые эксперты на Западе, было бы совершенно неверно. Легче всего, подобно «умникам», имеющим для любой ситуации простой и неправильный ответ, возложить ответственность на «несговорчивость Москвы», отказавшейся в очередной раз снижать объемы добычи нефти в угоду Эр-Рияду. Первопричина катаклизмов, накрывших мировой рынок энергоносителей, кроется вовсе не в нашей стране и не на Ближнем Востоке. Это как раз Дональд Трамп, в своем стремлении «сделать Америку снова великой», принялся буквально «заливать» рынки совершенно несбалансированными объемами «черного золота», совершенно не задумываясь о возможных последствиях такой бурной экспансии. Да, будем объективны – «джинна» сланцевой нефтедобычи из бутылки выпустил не он, но именно нынешний глава Белого Дома создал для «сланцевиков» режим максимального благоприятствования. В частности, снимая и отменяя все ограничения на добычу полезных ископаемых, введенные его предшественниками: «Бурите, где хотите!» Опять-таки, курс на крайне агрессивную политику вытеснения конкурентов, инструментами которой становились откровенно неэкономические методы, вроде введения санкций и прочих методов политического и даже военного шантажа (как это было, допустим, с Ираном), создали у американских нефтетрейдеров иллюзию того, что более ни с кем они могут не считаться.

Почему бы не наращивать добычу «сколько влезет», рассматривая всех мировых потребителей нефти исключительно как собственных потенциальных покупателей? Именно так они и поступали. Следует вспомнить, что колебания цен на энергоносители начались задолго до эпидемии коронавируса – и именно из-за совершенно хамской и безответственной экспансионистской экономической политики США. Многочисленные попытки ОПЕК корригировать идущие из-за океана нефтяные потоки, снижая собственную добычу, приводили лишь к тому, что нахальные «сланцевики» захватывали все новые и новые рынки. Россия, некоторое время поддерживавшая эту игру, на определенном этапе убедилась в том, что никому, кроме Соединенных Штатов, выгоду она не приносит. Там за время с 2011 по 2019 год объемы выкачивания из собственных недр «черного золота» увеличились в два раза. Более того, обретение Соединенными Штатами статуса чистого экспортера нефти было обусловлено даже не так успехами тамошних «сланцевиков», как буквально вычеркиванию из списка экспортеров Венесуэлы и Ирана посредством введения против этих стран «драконовских» санкций. В Москве прекрасно понимали – кто следующий. Так оно и оказалось – введение ограничений против дочерних компаний «НК Роснефть» стало «первым актом» операции по выдавливанию с мировых рынков уже наших поставщиков «черного золота». В данной ситуации согласие на условия ОПЕК означало бы не просто сдачу позиций, а капитуляцию. На всем этом фоне просто замечательно звучат слова Дональда Трампа, сказанные недавно им в интервью телеканалу Fox News, о том, что «Россия и Саудовская Аравия обе сошли с ума в своей ценовой войне». Так и хочется спросить: а у вас, мистер президент, с психическим здоровьем все в порядке?! Ну с какого перепугу вы решили, что Москва и Эр-Рияд безропотно уйдут с рынков, оставив их в полное и безраздельное пользование вам? Манией величия попахивает, как минимум.

Мы все потеряли что-то на этой безумной войне...

Самое, пожалуй, важное: переговоры о «прекращении боевых действий» и «спасении рядового барреля» были инициированы Вашингтоном, а не Москвой. Кто-то может задаться вопросом: отчего сейчас Соединенные Штаты запросили мира, ведь первая попытка «задвинуть» их чрезмерно активную сланцевую добычу, предпринятая той же Саудовской Аравией в 2014 году, ни малейшим успехом не увенчалась? Ответ лежит на поверхности: пандемия коронавируса. Тогда выжить производителям сланцевой нефти помогла готовность инвесторов и дальше предоставлять им огромные займы, вливать все новые капиталы в добычу. Для того, чтобы сланцевая нефть была рентабельной, цена на ее баррель все так же должна оставаться в пределах между 40 и 60 долларами. Вот только в сегодняшних США, добиваемых эпидемией коронавируса, смерть от которого ста или даже двухсот тысяч человек, по словам того же Трампа, будут еще «неплохим результатом», инвесторы, желающие вкладывать в заведомо убыточный бизнес последние деньги, вряд ли найдутся. Если бы не свалившаяся на мир катастрофа, фактически, вселенских масштабов, «бои» на нефтяном «фронте» продолжались бы еще неизвестно сколько, перерастая от стычек местного значения в эпичные сражения. Противники брали бы друг друга измором, испытывая на крепость свои и чужие экономики, а США при всем этом еще бы и периодически выбрасывали бы на стол припасенные по-шулерски в рукаве «тузы» и «джокеры» в виде очередных санкций. COVID-19, в течение каких-то трех месяцев поставивший мир с ног на голову, попросту не оставляет времени для длительной «позиционной» войны. В своем нормальном состоянии планета Земля потребляет в среднем 100 миллионов баррелей нефти в сутки. Сегодня аналитики рынков склонны считать, что уже в ближайшее время (исчисляемое, максимум, неделями) это число сократится на 26 миллионов баррелей, или на 25%.

Причина предельно ясна: социальные меры, направленные на борьбу с пандемией (ограничение перемещений, остановка производств и прочие), негативно влияют на 92% мирового ВВП. Уже добытое «черное золото» попросту негде хранить – резервуары, расположенные на суше (доступ к которым, кстати говоря, имеют далеко не все производители), заполнены практически «под пробку». Сегодня излишки заливают в танкеры, в том числе и те, которые по прямому назначению давно не использовались. Дальше ее станет просто некуда девать. Из-за резкого снижения спроса в канадском Ньюфаундленде уже закрылся первый нефтеперерабатывающий завод в Северной Америке. В лучшем случае – на пару месяцев, в худшем – на полгода. Цена на канадскую нефть марки Western Canadian Select (WCS) упала до 3.8 долларов за баррель. В январе ее продавали за 37 долларов... За неделю с 16 по 22 марта, по данным правительства США, объем поставок нефтепродуктов в стране сократился на два миллиона баррелей в сутки. Впрочем, возможно, вы думаете, что дела идут наперекосяк только у американцев или у нас? Планы саудовского «нефтяного джихада» тоже терпят полнейший крах. По имеющимся данным, потребление сырья из Саудовской Аравии резко снизили нефтеперерабатывающие заводы Royal Dutch Shell и США, финская Neste и вовсе отказалась от намечавшихся ранее апрельских закупок ее нефти, польские и индийские НПЗ отбиваются от нее, что называется, руками и ногами. Более того, согласно информации транспортно-логистической компании Gulf Agency Company Ltd, та же Индия в рамках введенных жестких карантинных мер «закрыла», как минимум, 52 своих порта, которые в результате были вынуждены отменить заказы на покупку саудовской нефти по форс-мажорным обстоятельствам.

Самое интересное, что на фоне таких, прямо скажем, отнюдь не оптимистических новостей, Эр-Рияд уже заявил о намерении увеличить в мае экспорт нефти еще больше – до 10,6 миллионов баррелей в день, за счет переброски с внутреннего рынка на внешний до 600 тысяч баррелей ежесуточно! Они там у себя, видите ли, карантин объявляют, и всю невостребованную в стране нефть намерены «выбросить» на рынки. Более того, развернувшийся во всем мире «нефтяной беспредел» толкает на, мягко говоря, не слишком обдуманные действия все новых участников. Так, норвежская компания Equinor заявила о намерениях, опять-таки в начале мая, выйти на месторождении Йохан Свердруп в Северном море на уровень добычи в 470 тысяч баррелей в сутки. Вот только этих викингов, заявляющих, что их нефть будет рентабельна и при цене в 20 долларов за баррель, нам только в общей куче не хватало! Нет, с этим определенно нужно что-то делать, и срочно. По официальной информации, Владимир Путин и Дональд Трамп, в процессе длительного и весьма обстоятельного разговора, «достигли договоренности» о необходимости скорейшего наведения порядка на рынках энергоносителей. Также, по словам прокомментировавшего результаты беседы официального представителя Белого Дома Джадда Дира, президенты пришли к необходимости «тесно сотрудничать» в рамках организации G20 в целях более эффективной борьбы с пандемией коронавируса и «оживления мировой экономики». Но это, будем откровенны, уже вторично.

В чем здесь победа России, спросите вы? Ну, хотя бы в том, что первый шаг навстречу сделал Вашингтон. Именно по инициативе Белого дома состоялся разговор двух лидеров. В нынешней ситуации Соединенные Штаты находятся под двойным ударом – как нефтяного «обвала», так и COVID-19. Россия же пока переживает лишь последствия падения цен на энергоносители, и есть все основания надеяться, что болезнь не нанесет нам столь сокрушительного удара, как США. В кои-то веки мы оказались в более стабильном и сильном положении, чем наши геополитические противники и, простите за цинизм, грех этим не воспользоваться. Весьма позитивным моментом является то, что Вашингтон впервые за очень и очень долгое время обращается к Москве не с претензиями, угрозами или требованиями, а как к равной стороне, совместно с которой он намерен искать пути выхода из кризиса. Это, кстати, весьма неплохой урок для Эр-Рияда, который, похоже, зря надеялся на то, что поддерживать Вашингтон будет именно его. Вполне возможно (и даже весьма вероятно), что достигнутый консенсус – лишь краткое, чисто ситуативное перемирие, которое впоследствии будет нарушено США так же, как это делалось уже не раз. Ну, что ж – нам бы цены на нефть стабилизировать, да пандемию пережить. А там – посмотрим...


Автор: Александр Неукропный

Юлия Витязева: Где-то на небесах громко рыдает старик Оруэлл…

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх