Заноза

13 621 подписчик

Свежие комментарии

  • Борис Осипов
    Как Юрий Дудь сго...
  • Иван Ершов
    Браво Люси!!!. ПЕВЧИХ никакая не журналистка , а просто провокатор.Марию Певчих испо...
  • Борис Осипов
    +++++++++++++++++++++++++++++Юрий Селиванов: Н...

Мы не знали о капитуляции…

Многие задают вопрос: почему, если гитлеровская Германия капитулировала 2 мая, то мы празднуем День Победы – 9 мая? Дело в том, что подписание документа о капитуляции – не означает «автоматического» окончания войны. Кто-то не подчиняется «позорному» приказу, кто-то боится ответственности за свои преступления, а кто-то просто не знает. И война – продолжается. Так было и в те майские дни 75 лет назад…

Мы не знали о капитуляции…

Подписанием капитуляции не заканчивается ни одна война. Всегда находятся те, кто не навоевался. Утихомиривать их в 1945 году пришлось Красной Армии. Потому что больше — некому…

НЕ КРЫМ, А — ГАМБУРГ…

Густав Хельмут Кранц, бывший пехотный унтер-офицер вермахта, житель Гамбурга, с ужасом вспоминает те дни мая 1945 года. Он вообще май терпеть не может. И не только потому, что для него майские дни 1945 года стали концом его картины Мира. Кранц вообще считает май своим роковым месяцем: тремя годами раньше в мае 1942 года он отправился с берегов Италии в Россию «добивать озверевших от отчаяния Иванов», но уже в августе в городе с непроизносимым названием «Stalingrad» что-то пошло не по плану. Кранцу повезло: он был сравнительно быстро ранен и эвакуирован (как потом выяснилось – в составе одной из последних вырвавшихся из «котла» партий.

Потом ему снова повезло: он попал не на Север, а в Крым, в составе 17-й армии вермахта… Но уже в мае (опять — май!) 1944 года ему и его партайгеноссе пришлось услышать армией генерал-полковник Карл Альмендингер обращается к своим подчинённым с истерическим требованием:

          «…Я требую, чтобы все оборонялись как только возможно, чтобы никто не отступал, держался каждую траншею, каждую воронку, каждое укрепление. Если прорвутся танки противника, пехота должна оставаться на своих позициях и уничтожать танки, как на переднем крае, так и в глубине обороны силами противотанкового оружия. Если сильный огонь противника разрушит наши оборонительные сооружения, нужно оставаться на местах и защищать позиции, развалины, воронки…»

Унтер-офицер Кранц вспоминает родился под счастливой звездой, хотя в первое время этого и не понимал: в самом начале битвы за Севастополь он получил тяжёлую контузию и осенью был демобилизован по состоянию здоровья в родной Гамбург,  где… через два месяца «загремел» в фольксштурм. Гауляйтер Гамбурга Карл Кауфман выполняя приказ Гитлера, ставил под ружьё «всех способных держать оружие». А тут – Кранц, унтер-офицер и «ветеран». Ну и что, что после пребывания на Восточном фронте он соответствует филатовскому описанию: «сам он парень неплохой, только сс…я и – глухой»? В строй, унтер-офицер! Партия смотрит на тебя зажмуренными от ужаса глазами и – ждёт подвига!!!

«Мы прекрасно знали, что это – конец. Если русские размолотили нас, когда у нас было больше всего, чем у них: танков, самолётов, солдат, то на что мы теперь-то можем рассчитывать, когда у них все преимущества? Некоторые с тоской говорили, что хотели бы быть женщинами: если и задерут юбку, то – не убьют. К тому же говорили, что русские нашими женщинами брезгуют и пристают к ним реже, чем мы парой лет раньше в России… Воевать были готовы СС-маны, которые знали, что их даже в плен не возьмут и немногие из молодёжи «Гитлерюгенда». А мы очень надеялись, что наше командование успеет сдаться до того, как русские пройдутся по нам, узнав что мы были только тогда, когда им придётся остановиться, чтобы вычистить сапоги. Мы не знали ни о какой капитуляции…»  — рассказывает Кранц. По его словам, когда Кауфман обратился к жителям Гамбурга и гарнизону с извещением их о том, что руководство города приняло решение сдаться, многие – плакали. И у большей части его подчинённых это были слёзы облегчения.

Мы не знали о капитуляции…

Красная Армия — самые вежливые люди в истории: любого захватчика провожали до дома и избавляли от ненужных вещей. Вот и в 1945 году — тоже.

«СОЮЗНИКИ», НЕОТЛИЧИМЫЕ ОТ ВРАГА

Между тем советские войска после капитуляции Германии стали всё чаще встречаться с европейскими «союзниками».

Так 3-й Гвардейский танковый корпус 2-го Белорусского фронта юго-западнее Висмара вышел навстречу авангарду 2-й британской армии. Эта встреча оказалась хоть и вполне ожидаемой, но всё-таки долгожданной: 2-й Белорусский фронт, продолжая наступление на территории Померании (знаменитое: «Капитуляция? Расскажите про неё фрицам, которые по нам стреляют!»). Наступление развивалось успешно: за день Красная Армия  продвинулась на 30-50 километров, взяв 14 городов и более 720 меньших населённых пунктов, овладев 77 железнодорожными станциями с солидным запасом паровозов и вагонов (в военное время – более чем ценные трофеи, учитывая, что по европейской узкоколейке могли передвигаться лишь трофейные составы).

          И вот, вместо гитлеровцев перед советскими солдатами и офицерами – британцы. «Союзники». Такие же, как и американцы, с которыми воины Красной Армии недавно братались на Эльбе.

Вот только когда советские комиссии в поисках военных преступников прибыли в концентрационные лагеря №1, 35 и 40, организованные американской администрацией, руководство делегации и красноармейцы были изумлены и возмущены: вперемежку со взятыми в плен гитлеровцами, американское командование держало в тех же бараках… советских военнопленных и граждан насильно угнанных в Германию в рабство! Звёздно-полосатые «союзники» держали советских людей за колючей проволокой, гоняя их под прицелом пулемётов на принудительные работы по 10–12 часов в сутки. Сержант войск НКВД Дмитрий Кутьин (именно так он представляется до сих пор) позднее рассказывал:

«…Это было совершенно неожиданно. Мы готовимся «принимать» гитлеровцев, власовцев, охранников лагерных… Уже опыт был, они всегда или смотрят волками молча, или в ногах начинают валяться. Причём – у каждого третьего-четвёртого или нож или заточка. Как их там обыскивали американцы – не знаю, но – всегда были те, кто с оружием.  И вот мы стоим наизготовку, пальцы на спусковых крючках… Приезжает грузовик крытый, оттуда  просто истошный крик капитана: «Не стрелять!!!». А потом вперёд наших вываливается несколько человек и – к нам на шею: «Свои!!! Родненькие!!!»  У нас – просто глаза – на лоб. Не ожидали. А капитан с ходу орёт: «Фёдоров! Разместить и накормить! Леонтьев, все машины, какие есть – чтоб через десять минут тут были!! Едем за остальными! С-союзнички… мать их…» И минут на десять одного могучего- народного… Потом проверили всех, конечно. Всех по домам отправили. Ни одной сволочи не оказалось. Кроме «союзников», конечно.»

Мы не знали о капитуляции…

  1. Берлин взят, но война ещё не закончена.

ТАКАЯ УПРЯМАЯ ВОЙНА

А гитлеровцы упорно сопротивлялись. Те, кто мог – старались уходить в «европейскую оккупационную зону», где американские и британские спецслужбы уже подбирали кадры для «войны за демократию». Против СССР, разумеется. Нет, американские «зелёные береты» ещё не носили тогда на шевронах ни сдвоенных молний, ни «троянского коня» (символ диверсионного батальона ваффен-СС «Бранденбург-800»), но их руководство уже «обеими ногами» стояло на этой дороге. Например, с распростёртыми объятиями руководство «союзников» приняло 12-ю армию генерала Венка на переправе через Эльбу у Тангермюнде.

А Красная Армия, в отличие от «союзников» продолжала бить гитлеровцев. Войска 1-го Белорусского фронта в районе Шпандау добивали остатки берлинского гарнизона, сумевшие просочиться из города. В самом Берлине продолжалась «зачистка» немецкой столицы от фанатиков и «оптимистов», пытавшихся продолжать войну. «Зачистка» проводилась силами 3-й Ударной армии, которая одновременно осуществляла приём гитлеровских военнопленных. Только за день в качестве военнопленных 3-я Ударная приняла 10 586 солдат и офицеров «непобедимого вермахта».

Войска 4-го Украинского фронта, продолжая наступление, 3 мая овладели городом Цешин, важным узлом дорог и сильным опорным пунктом обороны немцев. Однако на этом Красная Армия не остановилась, в течение дня войска продвинулись от 5-ти до 12-ти километров, овладев при этом 5-ю городами и 112-ю другими населёнными пунктами.

И всё-таки приближение полной победы уже ощущалось красноармейцами. Пройдя через годы сражений и потеряв тысячи товарищей, они видели победу.

Хотелось бы привести слова простого пехотинца-автоматчика по фамилии Глухов, сказанные 75 лет назад:

         «…Мы пережили тяжелые времена. Мы отбивали бешеные атаки немцев на Дону, обороняли волжскую твердыню — Сталинград. Были дни, когда немецкие полчища угрожали нашей родной Москве и главному городу Ленина. Однако воины Красной Армии и весь советский народ никогда не унывали, не падали духом. Мы знали, что будет и на нашей улице праздник, что великий Сталин приведет нас к победе. Красная Армия водрузила знамя победы над Берлином. Великие и радостные дни переживает советский народ. Мы клянемся, что с честью и в кратчайший срок выполним  Сталинский приказ. Мы добьем и доконаем фашистского зверя…»

Безусловно, среди читателей будут те, кого покоробит при аббревиатуре НКВД, при имени Иосифа Виссарионовича Сталина, при самом напоминании о подвиге советского народа. Понятия «общеевропейских ценностей» и «толерантности» требуют, чтобы автор «отнёсся с пониманием» и «не оскорблял их чувств». Но автору – глубоко наплевать и на чувства и на истерику тех, кто мечтает смешать с грязью прошлое его страны. Да СССР – победитель Великой Отечественной Войны. Да, не было никакой Второй Мировой, была Великая Отечественная и примазавшиеся к победителям гейропейцы и американцы. Не можете с этим жить? Ваши проблемы!

Виктор Нагибин

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх