Заноза

13 788 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юрий Кушнарев
    почему-то не жалко писателя,бегите,суки.пока не поздно,но на ваш вонючий и немытый Запад. России вы не нужныЧем живет Киев в ...
  • Юрий Николаев
    Наши Музыканты УМНИЧКИ! Не Артёмовск им нужен, а уничтожение живой силы которая находится в городе. И это крайне ВАЖН...Армия Зеленского ...
  • Алиса Майская
    Учиться нужно Вам, уважаемый. "Злость, как и зависть"являются неотъемлемой частью здоровой психики живого человека. П...Александр Роджерс...

Юрий Селиванов: Самый главный урок нашей истории

После страшного лета 1941 года вопрос о том, кто будет бить  первым  в следующий раз,  для нашей страны перестал существовать

Юрий Селиванов: Самый главный урок нашей историиИсточник: bigbookname.com

В восьмидесятых годах прошлого века, когда автор этих строк служил в штабе Одесского военного округа Вооруженных Сил СССР, у нас, среди старших офицеров штаба, было еще довольно много бывших фронтовиков, ветеранов Великой Отечественной войны. От всех прочих они отличались не только многочисленными орденскими планками, но и каким-то особым знанием жизни и цельностью характера,  свойственными, наверное, только тем, кто прошел закалку войной.  В нашем отделе тоже был  человек с военным прошлым. Звали его Александр Николаевич.  Прошел всю войну, нашивки за ранения, ордена, медали  — всё, как положено.

И вот однажды в штабе округа назначили учебную тревогу. Нас, как всегда, предупредили заранее. И когда на ранней зорьке пришел сигнал оповещения я уже был в сборе, и как молодой и сознательный капитан постарался прибыть в штаб максимально быстро. Для чего даже вызвал  такси, поскольку автобусы в такую рань еще не ходили.

В итоге добрался до штаба в числе первых. После чего битых два часа сидел и ждал, пока соберутся остальные, чтобы начальство могло поставить нам задачи.

  Примерно через час  пришел и Александр Николаевич.

Я встретил  его с некоторым недовольством, переходящим в раздражение. И высказал ему, все, что думаю по этому поводу.

А думал я крайне нелицеприятные для своих коллег и для всего штаба вещи. О том, например, что как так вообще можно, ни шатко ни валко, собираться по тревоге. Пусть даже учебной. В любом случае это репетиция начала настоящей  войны. К тому же у нас даже не обычная воинская часть, а целый штаб округа, от которого зависят действия всех остальных войск.  Ведь если враг опять нападет первым, как это случилось 22 июня  1941 года, то  за эти два часа, что мы тут волындаемся и никак собраться не можем, вражеская ракета три раза успеет долететь до штаба и оставит и от него и от всех нас грешных одно мокрое место.

А войска останутся без управления и тоже понесут тяжелые потери. Неужели опыт сорок первого года нас ничему не научил? Так закончил я свою возмущенную тираду.

Александр Николаевич слушал меня, не перебивая. А потом совершенно спокойным голосом задал один вопрос, который, скажу откровенно, перевернул всю мою дальнейшую  военную жизнь и внес в нее ту логическую  стройность и  полную осмысленность, которой мне — молодому офицеру, очень не хватало.

Вопрос фронтовика звучал так: «А ПОЧЕМУ ТЫ РЕШИЛ, ЧТО НА ЭТОТ РАЗ ВРАГ НАПАДЕТ ПЕРВЫМ?» Я поначалу опешил. А как же иначе, ведь мы не агрессоры, а миролюбивая страна, с чего это нам на кого-то нападать?

Из всего дальнейшего, что сказал Александр Николаевич, мне стало совершенно ясно, почему так больше не будет. Просто потому, что мы получили летом сорок первого такой урок и с такими тяжелейшими последствиями,  что тем, кто все это видел и испытал, стало совершенно ясно – такое никогда не должно повториться.  Ждать пока тебя снова начнут размазывать в блин асфальтовым катком   вражеские армии, нести под их внезапными ударами  миллионные потери,  рискуя потерять вообще всё, мы больше не станем. Хватит, научили!

Именно поэтому, мой старший коллега не увидел никакой особой трагедии в медлительности  сборов по нашей учебной тревоге. Мы сами соберемся, когда нам это будет надо. И сами начнем первыми. И пускай на этот раз враг хлебает до дна всю горечь внезапного удара, который мы по нему нанесем.

В общем, после этой импровизированной лекции на меня снизошло нечто вроде просветления. И я не просто понял этого старого человека, но и полностью поверил в его правоту. И с тех пор так и живу, понимая, возможно, самое главное – нельзя всю жизнь быть «терпилами» и покорно ждать, пока тебе начнут причинять боль. Причем не только тебе лично, но и всей стране. Теми самыми ракетами, которыми напавший опять первым враг может сразу снести полстраны и убить десятки миллионов наших людей. В том числе и мою семью. Этого мы не можем допустить  снова. Именно поэтому мы не будем ждать, пока враг нанесет свой  удар. И сами нанесем его первыми. Тогда и туда нанесем, куда и когда сами решим.

Сегодня, когда я смотрю на действия Российской армии на Украине и знаю  решения нашего  верховного главнокомандующего Владимира Путина,  вспоминаю тот тревожный разговор в штабе Одесского военного округа. И ясно вижу, что Россия действует ровно по тому же принципу, о котором мне поведал старый, умудренный трагическим жизненным опытом, фронтовик. И действует она так не потому, что является агрессором и стремится захватить Украину, или еще кого-нибудь, но только потому, что еще одного повторения 22 июня 1941 года, да еще в ракетно-ядерном варианте, мы допустить не можем. Потому что последствия будут еще хуже, чем тогда. Возможно даже необратимые и гибельные для всей нашей страны.

И вот я хочу задать свой вопрос  тем, кто это читает. А какой еще вариант действий был у нашего нынешнего Верховного?  Отвечаю, как человек военный –  никакого! Потому что если не мы их, то они нас.  И если кто-то думает, что нынешние Гитлеры меньше Гитлеры чем те, что были в сорок первом, то пусть он лучше так не думает. Потому что это опасное заблуждение. И опасное, прежде всего, потому, что новая ошибка может оказаться для нашей страны роковой. И шансов на её исправление у нас уже не будет. И тогда мы угробим не только самих себя, но и наших детей, внуков и всех еще не родившихся потомков, которые уже никогда не родятся.

Александр Николаевич, человек переживший лето сорок первого года, был прав на все сто процентов. И пусть поймут это те, кого сегодня коснулась, или кого еще  коснется лично эта война. И пусть они не думают, что всё, что сейчас происходит их лично не касается. И что они прекрасно могли жить бы себе дальше без «этой дурацкой, никому не нужной войны». Не смогли бы. Потому что в планах врагов России это не предусмотрено. Их задача такая же, как в 1941-м,  всех нас убить. Наша – не позволить им попытаться  сделать это с нами еще раз. И если для этого надо бить первыми, наступать и наносить  внезапные удары, значит именно так и следует поступать. На войне есть только одна верная логика. Та, которая ведет к победе и к спасению своего народа.  А к чему привело все остальное, видели наши фронтовики летом сорок первого года.   И спасибо им за то, что они выучили этот урок и передали его нам. Чтобы мы никому не позволили повторить это с нами.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх